УМ И ЧУВСТВА ПРИ ГОЛОДАНИИ

Воздействие голодания на ум было известно многие века и служило предметом дискуссий многих авторов по голоданию. Несколько лет назад группа молодых мужчин и женщин из Чикагского университета провела одну неделю без пищи. В это время они посещали занятия и занимались обычными видами спорта, следуя обычному распорядку дня. Их умственная активность была настолько больше обычной, что их прогресс в учебе был отмечен как замечательный. Несколько повторений этого эксперимента и всегда с одинаковыми результатами доказали, что тот случай не был исключением.

При голодании все чисто умственные способности усиливаются. Возрастает способность к размышлениям. Улучшается память, обостряются внимание и ассоциативность. Укрепляются так называемые духовные силы человека — интуиция, симпатия, любовь и так далее.

Новая жизнь обретается всеми интеллектуальными и эмоциональными качествами человека. Ни в какое время так успешно не развиваются интеллектуальная и эстетическая активность человека, как при голодании. Элтон Синклер писал: «Я вышел из дома и весь день лежал на солнце и читал, то же на третий и четвертый день — и была сильная физическая слабость. Но при большей ясности ума; после пятого дня я почувствовал себя сильнее, много гулял и начал также немного писать. Ни одна сторона моего эксперимента не поразила меня так, как активность моего ума. Я читал и писал больше, чем осмеливался делать в предыдущие годы».

Люди, видима, учатся быстрее при голоде и завоевывают более высокий балл в интеллектуальных тестах в состоянии голода, нежели при полном желудке. Это означает, как говорили древние римляне, «полный желудок не любит думать». Изречение хорошо выражает состояние, известное всем работникам умственного труда. «Полный прием пищи, — писал Синклер, — делает людей вялыми, неспособными мыслить ясно и непрерывно, и часто превращает их в тупых и сонных. Люди умственного труда научились съедать легкий первый завтрак, второй (ланч) и большой прием пищи вечером после завершения дневной работы. Будучи студентом» я обычно пропускал полностью прием пищи, когда знал, что впереди экзамен. В то время я еще ничего не слышал о голодании, но убедился, что могу лучше думать на пустой желудок».

Все эти факты имеют физиологические обоснования. Для усвоения пищи организму необходимо направить в пищеварительные органы большое количество крови и нервной энергии. И если этой энергии там не требуется, она может быть использована мозгом для мышления. Но в моем опыте голодания у больных я редко вижу какое-либо усиление умственной активности в начале их голодания. Это из-за того, что мы имеем дело с людьми больными, а они все «пьяницы» — или пищевые, или кофейные, или чайные, приверженцы табака или спиртных напитков. Как только их лишают всего этого, они переживают период депрессии с головными болями, различными другими небольшими болезненными проявлениями. Через несколько дней, когда у организма появляется достаточно времени для перестройки, депрессия преодолевается, и разум светлеет. Обостряются и специфические ощущения, и чувства.

Доктор Леванзин писал: «Если при голодании не утрачивается физическая сила, умственные способности и ясность ума исключительно возрастают. Прекрасно развивается память, максимальным становится воображение». Одна из самых замечательных сторон голодания, которая производит на больных даже более сильное впечатление, чем благоприятные физические ощущения, это улучшение умственных способностей. Ясность мышления, легкость, с какой можно решить трудные прежде проблемы, улучшение памяти и т. д. — все это поражает и радует больных. Такое улучшение следует отнести на счет очищения организма от токсинов.

Почти все голодающие свидетельствуют, что их ум просветляется, а способности к мышлению и решению сложных проблем повышаются. Они более сметливы, сообразительны, их ум открыт новым сферам познания. Такое возрастание умственной энергии, возможно, не вполне явное в первые дни голодания, вследствие того, что, как отмечалось, из-за лишения больных кофе, чая, спиртных напитков, стимулирующих яств, наблюдается нечто похожее на физический и умственный упадок. Но через несколько дней у них наступает обратная реакция, улучшается физическое и умственное состояние. Опыты со студентами показали, что короткие голодания сильно повышают их умственное восприятие.

Почему же голодание ведет к улучшению умственных способностей? В первую очередь, потому, как я думаю, что оно позволяет организму сбросить груз токсинов, что дает мозгу возможность питаться более чистым кровотоком. Во-вторых, полагаю, потому, что остальные жизненные функции, стимулируемые голоданием, дают мозгу больше энергии для мышления. Разве нет сомнений в том, что современный образ жизни имеет тенденцию ослаблять наши умственные способности? К их снижению особенно приводят наше национальное пристрастие к лекарствам и почти повсеместное переедание.

Духовные силы. Здесь, возможно, уместно сказать немного о влиянии голодания на так называемые духовные силы. Подробно излагая свой опыт сорокадневного голодания, проведенного несколько лет назад, доктор Тэннер сказал: «Мои духовные возможности сильно возросли, к большому удивлению моих медицинских помощников, которые постоянно следили за моим возможным коллапсом, который открыто предсказывался... В середине моего первого эксперимента я тоже имел видения: подобно Павлу, мне казалось, что я вознесся на небо и там видел такое, что даже перо Мильтона и Шекспира не могло бы описать во всей яркой действительности. В результате моего опыта я стал понимать, почему древние пророки и провидцы так часто прибегали к голоданию как средству духовного просветления».

Выше уже говорилось, что голодание не снижает, а повышает умственные способности голодающего. Но здесь я хочу прерваться, чтобы высказать свое мнение о видениях у тех, кто голодает. Они (видения), я думаю, следствие истерии или самогипноза и наблюдаются у людей, которых называют психами; это означает, что они легко поддаются внушению, особенно самовнушению. Голодание имеет тенденцию временно повышать склонность к внушаемости и по этой причине использовалось и используется всеми


мистическими религиями для целей «просветления». Самовнушение во время этих религиозных голодовок принимает вид частых и повторяемых молитв. В дополнение к религиозной силе голодовок при них исчезают сексуальные позывы, и мысли о сексе перестают, как правило, довлеть над умами голодающих. В Индии жрецы при священных храмах, прежде чем быть обращенными в сан, присягают строжайшему целомудрию. Индуистский верховный жрец обязан пройти длительный период обучения и очищения и выдержать многие суровые испытания, дабы доказать, что он полностью победил свои сексуальные желания и страсти и надежно контролирует высшие силы своего разума. В наши дни, когда ошибки и заблуждения психологии и психоанализа на устах у каждого, и когда лидеры феминизма объясняют нежелательными и нереальными целомудрие и сдержанность, утверждая, что это приносит вред, методы достижения самоконтроля в вопросах секса подвергаются остракизму. Поэтому данная сторона голодания, может быть, не обращена ко многим читающим эти строки. Но голодание действительно повышает контроль над всеми желаниями и страстями, и по этой причине его используют верховное духовенство и древнейшие религии.

Умопомешательство. Полезное действие физиологического отдыха для просветления ума не проявляется нигде столь четко, как у психических больных при их голодании. Доктор Дьюи рассказывает о сумасшедшей, которой голодание в сорок дней полностью вернуло нормальную психику. О подобных же случаях рассказывает и доктор Рагаблиати. Распространена практика кормления нервно-психических больных всей «самой питательной пищей», какую их удается убедить принять. Если таких больных — считают медики — лишить пиши и привычных стимуляторов, у них наступает период депрессии и повышенной нервной раздражительности. Пиша и лекарства смягчают, смазывают эти симптомы, как доза морфия приносит облегчение наркоману. Однако, как и в случае с наркоманами, так и с психическими больными, это не более чем самообман. На самом же деле, если таким больным разрешить протолодать несколько дней, наступает заметное изменение их умственных и нервных симптомов.

Достаточно привести один пример. Однажды ко мне обратилась за консультацией молодая женщина, которая была очень нервозной. Как только ее муж показывал ей палец, говоря: «Б-у-у!» — она впадала в истерику, то смеясь, то плача. Небольшой шум ночью в доме или около него пугал ее. Ей назначили голодание, которое продолжалось несколько дней (неделю), но и за это короткое время ее нервозность полностью исчезла. Больше ничто ее не пугало и ничто не заставляло впадать в истерику.

По словам доктора Бенедикта, «характерной чертой многих маний является отвращение к пище и напиткам, настолько заметное, что во многих случаях требуется все искусство опытных психиатров, чтобы помочь преодолеть его. В очень многих подобных случаях необходимо прибегнуть к искусственному питанию».

Однако позвольте мне со всей решительностью заявить, что с отказом больных от пищи следует, по моему мнению, не бороться, а принять его. Вместо насильственного кормления им надо дать возможность проголодать. Я говорю это не потому, что знаю о пользе голодания, но и потому, что наблюдал много случаев, когда таким больным разрешали голодать, и они уже в процессе голодания возвращали себе здоровую психику. Отвращение к пище является инстинктивным движением в правильном направлении, подобно отказу от нее при остром заболевании.

Однажды я перевел на голодание психически больную женщину, которую ранее предупредили, что голодание убьет ее. Но во время голодания у нее было устойчивое улучшение, а затем и хорошее здоровье. Я без колебаний предписываю при нервных и умственных заболеваниях голодание, и оно всегда имеет хорошие результаты. Доктор Э. Морас сообщает о том, что он перевел на диету из процеженного апельсинового сока девушку, которая была «ненормальной восемь месяцев и получала лечение у видных неврологов». Через семь дней девушка попросила еды, а через шесть недель поправилась. А ведь она была психически больной.

Доктора Леннон и Кобб (медицинская школа Гарвардского университета) проводили эксперименты с голоданием при эпилепсии и сообщали, что за исключением одного больного оно оказывало небольшое видимое воздействие на «приступы». Они нашли, что в большинстве случаев приступы эпилепсии полностью отсутствовали или во время голодания резко сокращались, но возвращались при возобновлении питания.

Поскольку эти эксперименты совсем не соответствуют моему собственному опыту, то я сделаю несколько замечаний. У меня было всего два случая, когда после голодания вернулись приступы эпилепсии. Я вспоминаю, однако, один случай, который имел место в санатории, с которым у меня была связь. Больной провел два голодания около двадцати дней каждое. После каждого из голоданий он получал молочную диету. Было установлено, что, если он потреблял ежедневно свыше шести кварт молока, то результатом был «приступ». Было также установлено, что, если ему не давали молоко шесть дней и на седьмой никакой вообще пищи, он длительное время не имел никаких беспокойств. Но как только он принимал молоко, на седьмой день с ним случался «приступ». Этот случай очень убедительно иллюстрирует связь питания и «болезни». В другом случае с обычными одним-двумя «приступами» в неделю больной под моим наблюдением после голодания менее недели не имел ни одного приступа в течение трех месяцев. После голодания у него было надлежащее питание и соответствующий образ жизни.

Кстати, голодание и молитва занимали видное место среди приемов, применявшихся древними при эпилепсии. Доктор Рагаблиати говорит, что лучшее средство от эпилепсии «заключается в осторожном ограничении диеты. Многие годы при эпилепсии я рекомендовал ограничение питания до двух приемов в день, а иногда и одного, а в острых случаях дальнейшее еще большее ограничение до полутора пинт молока в день в течение продолжительного времени. Голодание, видимо, имеет очень большую эффективность при лечении эпилепсии».

В заключение замечу: я провел свыше тридцати пяти тысяч голоданий с продолжительностью от нескольких дней до девяноста дней. Под моим наблюдением и при моем уходе голодали мужчины, женщины, дети, флегматики и холерики, атеисты и верующие, нервные и психические больные ит. д., и никто из этих людей не мог бы заявить, что голодание принесло ему какой-либо вред.


Пред. статья След. статья
<