ГлавнаяЛитератураФизическое развитие детей и подростков на рубеже тысячелетий: Баранов А.А.Особенности физического развития и функциональные возможности современных подростков 15-17 лет

Особенности физического развития и функциональные возможности современных подростков 15-17 лет

Для законодательных решений на государственном, здравоохранительном, общественном уровне необходима своевременная и четкая информации о физическом развитии детского населения. Эта информация может быть получена только при унифицированной индивидуальной и групповой оценке данных, полученных в основном на изучении организованных детских коллективов.

Обследования московских школьников, проводившиеся НИИ гигиены и охраны здоровья детей и подростков ГУ НЦ ЗД РАМН в 1992-1997 и 1998-2004 годы, (более 3500 учащихся), выявили четкую тенденцию к астенизации телосложения подрастающего поколения даже в самые последние годы, к нарастанию во всех возрастно-половых группах удельного веса лиц, имеющих дефицит массы тела. В среднем доля детей и подростков, физическое развитие которых можно расценить как нормальное, за указанный срок снизилась с 79,6% до 74,4% среди мальчиков и с 82,8% до 74,7% среди девочек. Количество подростков с дефицитом массы тела увеличилось с 13,6% до 14,5% среди мальчиков, с 12,7% до 18,4% - среди девочек. Дифференцированный анализ показал, что это увеличение в наибольшей степени проявляется в 15-17 лет и свидетельствует об изменении средних весо-ростовых соотношений в период завершения ростовых процессов и формирования окончательных размеров тела.

Рассматривая состояние физического развития учащихся старших классов московских школ в сравнении с прошлыми десятилетиями мы установили, что относительный дефицит массы тела у московских девятиклассников 1970-х годов отмечался в 5,6% среди юношей и в 11,8% среди девушек, в 1980-е достигал соответственно 12,3% и 11,6% , и к началу нового века составил 13,9% и 17,2%.

В настоящее время этот процесс продолжается. Так доля лиц с дефицитом массы тела среди юношей, обследованных нами в последние годы (2003-2004 гг.) к моменту окончания школы диагностируется почти в каждом четвертом случае, среди девушек - в каждом шестом.

Характеристика физического развития подрастающего поколения невозможна без рассмотрения сдвигов в уровне биологической, в частности, половой зрелости, достаточно надежным показателем которой является, как известно, тепагЛе - возраст, в котором у девушек появляются первые регулы. Проведенный нами анализ показал, что только за последнее десятилетие ХХ века средний возраст, в котором у девочек появляются первые регулы, увеличился примерно на

3 месяца и составляет сейчас в московском регионе 13 лет 3 месяца. Доля девочек с относительно ранними сроками menarche (первая менструации до 12,5 лет) уменьшилась более, чем в 1,5 раза (с 31,2% до 19,8%), менструальный цикл у современных девочек в 18,3% случаев устанавливается только к 15-16 годам. Оценка уровня полового созревания современных девочек-подростков, проведенная по нормативам развития вторичных половых признаков, разработанным в 1970-е годы, показала, что среди 14-15-летних школьниц в 32,1% случаев, а среди 16-17-летних в 22,1% наблюдается относительное отставание, свидетельствующее о замедлении темпов их созревания по сравнению с ровесницами прошлого.

Выявленные сдвиги в сроках menarche статистически реальны (р<0,01) и в основном также согласуются с данными, полученными в Европейском регионе (Charzewski J., Lewandowska J., Kalka E., Orlicz,1994; Richter J., 1994).

Показатели физического развития тесно связаны с функциональными, в частности, силовыми возможностями растущего организма, и теснота этой связи с возрастом меняется, о чем, в частности, свидетельствуют результаты наблюдений за динамикой значений силы сжатия кисти у подростков старшей возрастной группы, обследованных нами в 1974/1975 гг. (Ю. А.Ямпольская, 2003).

Исходя из этого можно предположить, что изменения в физическом развитии старших школьников за рассматриваемые десятилетия привели к появлению определенных сдвигов и в их силовых возможностях.

О том, что современная молодежь становится слабее, что ее представители хуже прыгают, плохо бегают, меньшее число раз могут отжаться, известно из многих публикаций. Снижение силовых возможностей у них связывают с отсутствием интереса к активным занятиям спортом и туризмом, переключением интересов на всевозможные развлечения, диапазон которых в настоящее время значительно расширился. Однако неуклонность этого снижения и уменьшение дисперсионного разброса вариантов позволяют говорить о более серьезных причинах, среди которых, возможно, не последнюю роль играет ухудшение окружающей среды.

Таким образом, в состоянии физического развития современного подрастающего поколения в последние годы обнаруживается ряд негативных тенденций, среди которых увеличение доли лиц с дефицитом массы тела, «постарение» сроков полового созревания, уменьшение силовых возможностей. Обнаруженные тенденции роста и развития детей и подростков Москвы в целом отражают общие закономерности, свойственные детям крупных городов России (Максимова Т. М., 1999). В нашей стране децелерация совпала с периодом неблагоприятных социально-экономических перемен: падением уровня жизни, ухудшением экологии, сменой жизненных ориентиров, реформированием систем образования и здравоохранения.

Важнейшим элементом мониторинга состояния здоровья подрастающего поколения является наблюдение за ростом и развитием подростков, стоящих на пороге взрослой жизни с ее социальными требованиями, возросшей физической и психической нагрузкой. Успешность их адаптации к условиям современной жизни в решающей степени определит будущий репродуктивный и трудовой потенциал страны, ее развитие и уровень национальной безопасности.

Выявленные тенденции требуют внимательного рассмотрения, включающего, в частности, мониторинг физического развития подростков, обучающихся в разных учебных заведениях, формирование «групп риска» определенных отклонений в развитии, их своевременной коррекции и оздоровления.

С 2002 по 2004 гг. в рамках массовых профилактических осмотров нами проводилось продольно-смешанное наблюдение за физическим развитием учащихся старших классов школ и начальных профессиональных училищ (ПУ) города Москвы (более 500 юношей и девушек 15-17-летнего возраста) в сравнительном аспекте. Программа наблюдения состояла из антропометрии ведущих признаков физического развития - длины, массы тела, окружности грудной клетки (см, кг), определения степени развития мускулатуры и жироотложения (в баллах), исследования мышечной силы кисти (кг), установления уровня развития вторичных половых признаков у обоих полов и возраста тепагЛе у девушек.

Длина тела (рост) измерялась при помощи складного металлического антропометра. Массу тела (вес) определяли при помощи взвешивания на электронных медицинских весах. Окружность грудной клетки устанавливали с помощью полотняной прорезиненной ленты. Мышечную силу кисти исследовали с помощью кистевого динамометра. Развитие мускулатуры оценивали визуально на основании выраженности ее рельефа и тонуса; развитие подкожного жирового слоя - в соответствии с состоянием костного рельефа (слабое, среднее или сильное развитие).

Выраженность вторичных половых признаков определялась по соответствующим стадиям развития волосяного покрова на лобке (pubis — P) и в подмышечной впадине (axillaris — Ax) у подростков обоего пола и на лице у мальчиков (facialis — F), а также по стадиям развития молочных желез у девочек (mammae — Ma). Сроки наступления первых регул (возраст menarche) у девушек устанавливали методом status quo.

Программа разработки полученных данных включала в себя определение календарного (хронологического) возраста подростка на момент обследования. Возрастные группы формировались, как это принято в медицинской практике: к 15-летним относили подростков в возрасте от 14 лет 6 мес. до 15 лет 5 мес. 29 дней, к 16-летним - от 15 лет 6 мес. до 16 лет 5 мес. 29 дней, к 17-летним - от 16 лет 6 мес. до 17 лет 5 мес. 29 дней. Разработка параметров основных признаков физического развития - длины, массы тела, обхвата груди и параметров кистевой динамометрии осуществлялась по общепринятой вариационно-статистической методике (M±m, a±m, V±m). По модифицированным шкалам регрессии массы тела по длине тела с учетом пола и возраста проводилась индивидуальная оценка физического развития с выделением следующих вариантов физического развития: нормальное (масса тела в пределах от M—1ctr до M+2ctr; дефицит массы тела (отклонение в развитии за счет недостаточной массы тела - < M-1ctr); избыток массы тела (отклонение в развитии за счет избыточной массы тела - > M+2ctr); низкий рост - общая задержка физического развития (М< 2ст).

Уровень полового созревания оценивался по возрастно-половым нормативам на основании степени выраженности основных компонентов половой формулы в том или ином календарном возрасте. Устанавливались следующие варианты полового созревания (биологического развития): а) соответствие календарному возрасту (половая формула соответствует возрастной норме); б) ускоренное развитие (опережение от возрастной нормы составляет 1 год и более); в) замедленное развитие (отставание от возрастной нормы составляет 1 год и более).

Оценка силовых возможностей проводилась по возрастно-половым нормативам кистевой динамометрии с выделением следующих вариантов: средние значения (показатель динамометрии в пределах от М±1ст; значения ниже среднего и низкие (показатели < М-1ст и < М - 2ст соответственно); значения выше среднего и высокие (показатели > М+1ст и > М+2ст соответственно).

Динамику ростового процесса современных подростков в плане возрастно-половых различий можно видеть из рисунка 3.1., исходным материалом для которого послужили данные, полученные нами в 1998-2004 гг. при обследовании учащихся московских школ и ПУ

Представленный график свидетельствует о разном уровне физического развития юношей и девушек одного хронологического (календарного) возраста в подростковом периоде жизни. На этот период приходится так называемый «второй перекрест ростовых кривых», связанный с половым созреванием мальчиков, темпы продольного роста которых в короткий отрезок времени резко возрастают («пубертатный скачок роста»), у девочек же, которые в это время выходят из пубертатного периода, рост тела в длину резко затормаживается.

Статистические параметры основных признаков физического развития подростков 15-17, обследованных в данной работе, представлены в таблице 3.1.

Сравнительная характеристика физического развития учащихся, обучающихся в разных учебных заведениях, предполагает выбор групп подростков идентичных по календарному возрасту. В данном случае сравнение проводилось между первокурсниками ПУ (обследование 2002 года) и подростками-десятиклассниками (обследование 2003 года, возрастной состав и насыщенность групп которых представлена в таблицах 3.2 и 3.3.

Как и следовало ожидать, диапазон возрастов в группе учащихся ПУ оказался значительно шире, чем в группе школьников, однако, все десятиклассники и 94,1% первокурсников ПУ были 15-17 лет (возрастной диапазон - 14 лет 6 мес. - 17 лет 5 мес. 29 дн.). Этот контингент и был отобран для дальнейшего динамического анализа.

Индивидуальная оценка физического развития подростков проводилось по утвержденным оценочным таблицам, разработанным нами ранее на московском материале («Организация медицинского контроля за развитием и здоровьем дошкольников и школьников на основе массовых скрининг-тестов и их оздоровление в условиях детского сада, школы», 1993).

Статистические параметры основных признаков физического развития московских подростков 15-17 лет, обследованных в 2002-2004 гг.

Возраст в годах

Юноши

Девушки

п

M±m

ст± ш

У±ш

п

М±ш

ст± ш

У±ш

Длина тела (см, %)

15

110

171,1±0,7

6,9±0,5

4,0±0,3

123

162,7±0,5

6,0±0,4

3,7±0,2

16

113

174,7±0,6

5,9±0,4

3,4±0,3

160

162,7±0,4

5,6±0,3

3,4±0,2

17

129

175,7±0,5

5,8±0,4

3,3±0,3

170

163,3±0,4

5,8±0,3

3,6±0,2

Окружность грудной клетки (см, %)

15

110

80,7±0,6

6,6±0,4

8,2±0,5

123

79,5±0,5

5,3±0,3

6,7±0,4

16

113

83,9±0,6

6,2±0,4

7,4±0,5

160

80,3±0,4

4,9±0,3

6,1±0,3

17

129

87,4±0,5

6,0±0,4

6,8±0,4

170

82,3±0,4

4,3±0,3

5,3±0,4

Масса тела (кг, %)

15

110

59,4±0,8

8,6±0,4

14,5±1,0

123

54,1±0,8

8,3±0,5

15,3±1,0

16

113

63,3±0,8

9,0±0,4

14,2±0,9

160

55,8±0,6

7,7±0,4

13,9±0,8

17

129

65,2±0,9

9,7±0,6

16,9±0,8

170

55,7±0,6

8,1±0,4

14,5±0,9

Возрастной состав учащихся 10 классов г. Москвы, обследованных в 2003 г. (абс, %)

Возрастная группа

Юноши

Девушки

абс.

%

абс.

%

15-летние

23

23,2

17

17,5

16-летние

69

69,7

65

67,0

17-летние

7

7,1

15

15,5

В с е г о

99

100,0

97

100,0

Возрастной состав учащихся 1 курса ПУ г. Москвы, обследованных в 2002 г. (абс, %)

Возрастная группа

Юноши

Девушки

абс.

%

абс.

%

15-летние

11

8,1

7

4,9

16-летние

95

69,8

82

57,8

17-летние

22

16,2

43

23,9

18-летние

6

4,4

12

8,5

19-летние

2

1,5

5

3,5

20-26-летние

2

1,4

В с е г о

136

100,0

142

100,0

Результаты сравнения суммированных данных оценки развития учащихся I курса ПУ (128 юношей, 123 девушки) и 10-х классов образовательных школ (99 юношей, 97 девушек) представлены в таблице 3.4.

Можно видеть, что нормальное физическое развитие у учащихся ПУ встречается реже, чем у их ровесников школьников. Дефицит массы тела чаще диагностируется у учащихся ПУ, как и отклонения в физическом развитии за счет избыточной массы тела (значения последних, правда, на порядок ниже, чаще относятся к мужскому полу и не достигают статистической достоверности). Подростки с низким ростом среди учащихся ПУ выявлены только среди девушек (2 чел.), среди школьников же это отклонение (3 чел.) обнаруживается среди лиц обоего пола.

Между уровнем биологического развития (половым созреванием) юношей и их ровесниц девушек в рассматриваемых нами возрастах существует определенные различия - девушки, как известно, созревают на 1,5-2 года раньше. В нашем исследовании установлено, что в 10 классе почти все девушки находятся в постпубертатном периоде развития, имеют высокую степень развития вторичных половых признаков и menarche.

В то же время почти каждый четвертый из их одноклассников - юношей еще только вступает в пубертат, имея первые, а иногда и нулевые степени выраженности вторичных половых признаков.

Соматоскопия развития вторичных половых признаков показала отсутствие достоверных различий между юношами сравниваемых коллективов: в школе замедленно созревающих насчитывалось 11,9%, а в ПУ - 13,3%. В то же время среди их ровесниц девушек были обнаружены различия по возрасту menarche: в ПУ замедленно развивающихся, первые регулы у которых наступили после 14 лет, было в 1,5 раза больше, чем в школе (22,9% против 15,1%).

Для характеристики функциональных возможностей подростков, как уже отмечалось, была проведена кистевая динамометрия. Статистические параметры кистевой динамометрии у московских подростков 15-17 лет, обследованных в 2002-2004 гг., представлены в таблице 3.5.

Результаты, приведенные в таблице, свидетельствуют о чрезвычайно низких показателях силы сжатия кисти во всех возрастно-половых группах учащихся, особенно у девушек. Кроме того, у девушек наблюдается тенденция снижения показателя в течение рассматриваемого срока наблюдения - от 15 до 17 лет сила сжатия кисти уменьшается в среднем на 1,5 кг (на 7,6%).

Различия в физическом развитии между учащимися 10 класса образовательных школ и I курса ПУ г. Москвы (%, p)

Варианты

оценки

физического

развития

Юноши

Девушки

Школь

ники

Учащиеся

ПУ

Р

Школь

ники

Учащиеся

ПУ

Р

Нормальное

70,5

64,6

< 0,05

77,7

68,4

< 0,05

Дефицит массы тела

22,1

28,3

= 0,05

15,5

23,7

0,05

Избыток массы тела

6,3

7,1

-

3,9

5,5

-

Низкий рост

1,1

-

-

2,9

2,4

-

Как соотносятся полученные нами данные с материалами прошлых десятилетей можно видеть из таблицы 3.6, где в качестве примера приведены результаты обследования 17-летних подростков города в настоящем исследовании и в прошлые годы по идентичной, строго унифицированной программе.

В 17-летнем возрасте современные подростки по результатам кистевой динамометрии сильно отстают как от ровесников 1970-х годов — на 26,9% (на 14,6 кг) юноши, на 33,3% (на 11,1 кг) девушки, так от ровесников 1990-х на 10% (на 4,4 кг) юноши, на 15,3% (на 4 кг) девушки.

Статистические параметры показателя силы сжатия кисти у подростков г. Москвы 15-17 лет, обследованных в 2002-2004 гг. (кг, %)

Воз

раст

в

годах

Юноши

Девушки

п

M±m

ст± ш

У±ш

п

М±ш

ст± ш

У±ш

15

110

34,5±0,5

5,6±0,4

15,8±1,1

123

23,8±0,4

4,6±0,3

19,3±1,2

16

113

36,9±0,7

7,1 ±0, 5

19,2±1,3

160

23,7±0,3

4,1±0,2

17,3±1,0

17

129

39,6±0,8

8,6±0,5

21,7±1,3

170

22,2±0,4

4,7±0,2

21,2±1,1

Сила сжатия правой кисти у школьников Москвы в 17 лет в разные десятилетия (кг)

Год

наблю

дения

Юноши

Девушки

М+ш

ст+ш

У+ш

М+ш

ст+ш

У+ш

1970

54,2+0,7

8, 1+0,5

15,0+0,9

33,3+0,5

5,6+0,3

16,8+1,0

1991

44,0+0,7

7,8+0,5

17,8+1,2

26,2+0,3

3,7+0,2

14,3+0,9

2004

39,6+0,8

8,6+0 5

21,7+1,3

22,2+0,4

4,7+0,2

21,2+1,1

Индивидуальные результаты динамометрии современных подростков оценены по нормативам, разработанным нами на московском материале по школьникам 10—17 лет 1998—2002 годов обследования (около 2 тыс. чел.). Сравнение суммированных данных, полученных при обследовании учащихся школ и учащихся ПУ, показало, что «средний уровень» силы сжатия кисти в первом случае выявлен в 67,7% случаев у юношей, в 69,1% — у девушек, соответствующие цифры во втором существенно ниже — 53,8% и 58,9%. Доля лиц, имеющих значения динамометрии «ниже среднего уровня», среди учащихся ПУ более, чем в полтора раза больше, чем среди школьников - 31,8% против 18,8% у юношей, 33,1% против 17,5% у девушек. Примерно такие же соотношения наблюдаются и в распространенности «низких» значений динамометрии — 7,6% против 5,2% у юношей, 7,3% против 4,1% у девушек.

Таким образом, силовые возможности учащихся ПУ достоверно хуже, чем возможности школьников. Этот факт подтверждает и то, что у девушек-школьниц значения силы сжатия кисти «выше среднего» уровня встречаются в 9,3% случаев, а у их ровесниц из ПУ - только в 0,7%. Заметим, что оценку показателей динамометрии мы проводили по нормативам, разработанным на материале, менее чем пятилетней давности, поэтому низкие значения динамометрии в данном случае - косвенное свидетельство ухудшения функциональных возможностей подростков (особенно учащихся ПУ) даже в самые последние годы.

Для характеристики физического статуса подростков рассматриваемой возрастной группы особое значение имеет выявление особенностей их физического развития в динамике последних лет пребывания в учебном заведениии. Эта динамика рассмотрена нами и на материале по школьникам (с 9 по 11 класс), и на материале по учащимся ПУ, осваивающим разные профессии (с 1 по 3 курс).

Из контингента 11-классников (152 чел.) были отобраны 144 человека (63 юноши и 81 девушка), среди которых 99 (45 юношей и 54 девушки) наблюдались в динамике с 9-го класса и 45 (18 юношей и 26 девушек) — с 10-го. Распределение отобранной группы учащихся по возрастному составу представлено в таблице 3.7 .

Можно видеть, что хотя основной состав учащихся 11 классов (более 70%) — подростки 17 лет, группа в возрастном отношении не однородна: девушки по хронологическому (календарному) возрасту старше своих одноклассников юношей — среди них в 4,6 раза чаще встречаются 18-летние, в 1,7 раза реже 16-летние.

Отобранная сравнительно малочисленная группа старшеклассников полностью подтверждает и факт более раннего созревания девушек. Так, в 9 классе почти все девушки уже менструировали и имели высокую степень развития вторичных половых признаков, и только у одной половое созревание можно было расценить как позднее - отсутствие регул и первые степени развития Ма, Ах и Р. В то же время среди их одноклассников юношей 14 человек (22,2 случая в пересчете на 100) еще только вступали в период полового созревания, имея первые степени развития Ах и Р, (трое из них не созрели и к 11 классу). Сказанное подтверждается и сравнением погодовых прибавок длины тела учащихся, обследованных в динамике последних трех лет пребывания в школе, информация о которых представлена в таблице 3.8.

Можно видеть, как постепенно от года к году снижается прирост длины тела юношей и практически отсутствует продольный рост их ровесниц девушек.

Результаты обследования показали, что состояние физического развития у большинства подростков (как юношей, так и девушек) в последние годы их школьной жизни не меняется. Так, нормальное физическое развитие отмечается у 39 юношей (61,9 случая в пересчете на 100) и 53 девушек (65,4 случая), дефицит массы тела диагностируется у 8 юношей (12,7 случая.) и 10 девушек (12,4 случая), избыток массы тела у 4 юношей (6,3 случая) и 2 девушек (2,4 случая). Кроме того, у 3 девушек (4 случая) сохраняется низкорослость.

В последние годы учебы оценка физического развития изменилась лишь у 12 юношей и 13 девушек: 8 юношей (12,7 случая) ее улучшают, преодолев как дефицит массы тела - потолстев (6 чел.) так и ее избыток - похудев (2 чел.), а 4 (6,4 случая), напротив, ее ухудшают - похудев (1 чел.), потолстев (2 чел.) и отстав от возрастной нормы по длине тела (1 чел.).

Возрастной состав учащихся 11 классов г. Москвы, обследованных в динамике последних лет пребывания в школе (абс., в пересчете на 100 случаев)

Возрастная группа

Юноши

Девушки

абс

на 100

абс

на 100

16-летние

13

20,6

10

12,4

17-летние

48

76,2

59

72,8

18-летние

2

3,2

12

14,8

В с е г о

63

100,0

81

100,0

Среди девушек соотношение, изменивших оценку в последние годы школьной жизни в положительную или отрицательную стороны, примерно 1 к 1:6 девушек (7,2 случая) ее улучшают, преодолев дефицит и избыток массы тела (по 2 чел. соответственно) или снизив их степени (по 1 чел. соответственно), и 7 (8,6 случая) ее ухудшают - похудев (6 чел.) и отстав от возрастной нормы по длине тела (1 чел.).

Погодовые прибавки длины тела московских школьников в последние годы пребывания в школе (динамическое наблюдение, см)

Возрастной диапазон

Юноши

Девушки

числ.

прирост

числ.

прирост

от 15 к 16 годам

13

3,8 см

10

0,7 см

от 16 к 17 годам

48

2,0 см

59

0,6 см

от 17 к 18 годам

2

1,2 см

12

0,6 см

Всего

63

7,0 см

81

1,9 см

Таким образом, сравнение состояния физического развития сегодняшних выпускников школ Москвы в плане полового диморфизма не выявляет существенной разницы, несмотря на различия в уровне морфологической зрелости и календарном возрасте. Можно лишь заметить, что в нашем исследовании юношей-старшеклассников с избытком массы тела вдвое больше, чем девушек, и хотя число их не столь значительно (соответственно 6,3-2,4 случая в пересчете на 100) это подтверждает данные последних лет, полученные нами ранее на массовом, численно насыщенном московском материале (Ямпольская Ю. А., 2003).

Что касается того, что юноши - выпускники школ в настоящее время и по календарному возрасту, и по уровню достигнутой морфологической зрелости значительно (на 2-3 года) моложе своих одноклассниц, то это объясняется как биологическими (более раннее половое созревание девушек), так и социальными причинами (более раннее поступление в школу юношей, связанное, по всей видимости, с прогнозированием родителей будущего их призыва на военную службу).

Заканчивая этот раздел работы, нельзя не остановиться на динамике функциональных возможностей старшеклассников в последние годы их школьной жизни. Проведенные нами исследования кистевой динамометрии и ее оценка по разработанным на массовом материале возрастно-половым нормативам для подростков 10-17 лет (1998-2002 гг., 1,5 тыс. чел.) показали, что если улучшение силовых возможностей в нашем контингенте отмечается у 7 юношей (11,1 случая на 100), а их ухудшение у 12 (19,1 случая), то среди девушек улучшение обнаружено только у 1(1,2 случая), а ухудшение больше, чем у половины обследованных - у 43 (53,2 случая).

В плане нашего исследования определенный интерес представляет сравнение физического развития подростков, овладевающих разными профессиями. Такое сравнение было проведено между юношами — учащимися ПУ № 154, осваивающими профессии операторов ЭВМ и автослесарей и девушками - учащимися ПУ № 93, осваивающими профессии швейников и бухгалтеров.

На 1 курсе ПУ № 154 юношей, осваивающих профессию операторов ЭВМ (I), насчитывалось 62 человека, овладевающих профессией автослесаря (II) — 53. В динамике 2-3 лет в первом случае были обследованы 56 человек, во втором - 40. Сравнительная характеристика состояния физического развития учащихся, осваивающих названные профессии, к окончанию ПУ представлена в таблице 3.9.

Детальный анализ показал, что за годы учебы в I контингенте изменили оценку 10 человек (18 в пересчете на 100), из которых девять ее улучшили (6 — «ликвидировали» дефицит массы тела, 2 — его уменьшили, 1- избавился от лишнего веса) и один ухудшил (набрал лишний вес). Во II - изменение оценки констатируется у 6 юношей (15 в пересчете на 100), из которых улучшили оценку двое («ликвидировали» дефицит веса), ухудшили четверо (1 — увеличил степень дефицит массы тела, 3 — набрали лишний вес).

Физическое развитие юношей, осваивающих разные профессии, на 3 курсе ПУ № 154 (абс, в пересчете на 100 случаев)

Варианты оценки физического развития

Операторы ЭВМ

Автослесари

абс

на 100

абс

на 100

Нормальное

39

69,6

28

70,0

Дефицит массы тела

14

25,0

7

17,5

Избыток массы тела

3

5,4

5

12,5

Низкий рост

В с е г о

56

100

40

100

Можно сказать, что к концу обучения примерно 70% учащихся имели нормальное физическое развитие. У юношей, представителей будущих профессий операторов ЭВМ и автослесарей, как и в популяции в целом, ведущим отклонением в физическом развитии являлся дефицит массы тела, однако, среди осваивающих профессию автослесаря, почти вдвое чаще встречались и лица с избытком массы тела.

На 1 курсе ПУ № 93 девушек, осваивающих профессию швейников (I), насчитывалось 57 человек, будущих бухгалтеров (II) — 33. В динамике 2—3 лет в первом случае были обследованы 44 человека, во втором — 26. Сравнительная характеристика состояния физического развития учащихся, овладевающих названными профессиями, к окончанию ПУ представлена в таблице 3.10.

Детальный анализ показал, что за годы учебы в I контингенте изменили оценку 8 человек (18 в пересчете на 100), из которых четверо ее улучшили («ликвидировали» дефицит массы тела), и четверо ухудшили (2 — набрали лишний вес, 2 — напротив, похудели). Во II — изменение оценки констатируется у 7 девушек (27 в пересчете на 100), из которых улучшили оценку четверо («ликвидировали» дефицит веса), ухудшили трое (2— похудели, 1, напротив, — набрала лишний вес).

Можно сказать, что у девушек, как и у юношей, ведущим отклонением в физическом развитии является дефицит массы тела. Однако, девушки, осваивающие профессию бухгалтера, демонстрируют несколько лучшее физическое развитие — доля «нормы» здесь на 8,7% выше, чем у швейников, кроме того, среди них меньше процент лиц с избыточным весом.

Малая наполняемость сравниваемых групп не позволяет достоверно говорить о каких либо изменениях в физическом развитии учащихся за годы учебы. Однако, можно отметить известную их положительную адаптацию за 2—3 года учебы в ПУ. В равной степени это касается как юношей, учащихся в ПУ № 154, так и девушек из ПУ № 93, осваивающих указанные профессии.

Физическое развитие девушек, осваивающих разные профессии, на 3 курсе ПУ № 93 (абс, в пересчете на 100 случаев)

Варианты оценки физического развития

Швейники

Бухгалтеры

абс

на 100

абс

на 100

Нормальное

30

68,2

20

76,9

Дефицит массы тела

9

20,5

5

19,2

Избыток массы тела

3

6,8

1

3,9

Низкий рост

2

4,5

-

-

В с е г о

44

100

26

100

Возможно, эта положительная адаптация объясняется достаточно оптимальными условиями их учебы (режим труда и отдыха, питание, медобслуживание).

Изучение физического развития в педиатрии и гигиене детства служит основой для решения вопросов, связанных с лечебно-профилактическими мероприятиями, разработкой возрастно-половых нормативов учебной, трудовой, спортивной деятельности подрастающего поколения.

Принимая во внимание современные тенденции роста и развития подростков крайне актуальным является разработка стандартизованных нормативов основных показателей физического развития, с помощью которых можно достаточно легко провести индивидуальную оценку, сформировать «группы риска» по наиболее значимым отклонениям для целенаправленной профилактики или лечения, а также для установления причин нарушения адаптационного потенциала их организма в школьные годы.

Выявленные особенности физического статуса подростков, обучающихся в учебных заведениях разного вида, несомненно требуют целенаправленного наблюдения со стороны медицинского персонала школы и поликлиники, включающего в себя оценку уровня морфологической зрелости и физического развития каждого учащегося по адекватным оценочным таблицам, как это предписывается Приказом МЗ России № 81 от 15.03.02 «О проведении Всероссийской диспансеризации детей в 2002 году» и «Инструктивно-методическими материалами по организации и проведению мониторинга физического развития и физической подготовленности детей, подростков и молодежи» (2002 г.).

Такие оценочные таблицы (модифицированные шкалы регрессии массы тела по длине тела, разработанные с учетом пола и возраста), схема которых в свое время была предложена и широко апробирована НИИ гигиены и охраны здоровья детей и подростков ГУ НЦЗД РАМН (Ямпольская Ю. А., 2003), дают возможность выявлять отклонения за счет дефицита или избытка массы тела, а также общего отставания в физическом развитии.

Отклонения в физическом развитии за счет дефицита массы тела, избытка массы тела или низкого роста, позволяющие отнести учащегося к II группе здоровья, должны уточняться при углубленном обследовании педиатром поликлиники или детским эндокринологом для постановки диагноза, выявления причин отклонения и его коррекции.

Полученные в 2002-2004 гг. численно насыщенные репрезентативные московские материалы позволили разработать новые возрастно-половые нормативы вторичных половых признаков (таблица 3.11) физического развития и кистевой динамометрии (таблицы 3.12-3.15) подростков 15,16 и 17 лет.

Использование разработанных нами нормативов в индивидуальной диагностике позволяет судить о физическом развитии, уровне полового созревания и силовых возможностях современных подростков 15-17-летнего возраста.

Массовые обследования подростков г. Москвы свидетельствуют, что в настоящее время акцелерация их роста и развития в основном закончилась. Одновременно у подростков установлена тенденция нарастания дефицита массы тела, который у юношей 2003-2004 гг. к моменту окончания школы диагностируется почти в каждом четвертом, у девушек - в каждом шестом случае. Отклонения в физическом развитии, как за счет дефицита массы тела, так и ее избытка, несколько чаще встречаются у подростков ПУ (значения последнего отклонения однако значительно ниже и чаще относятся к мужскому полу). Достоверных различий по уровню биологического развития между юношами сравниваемых коллективов нет, однако, среди девушек ПУ замедленно развивающихся (возраст тепагЛе старше 14 лет), в 1,5 раза больше, чем среди школьниц. Установлены чрезвычайно низкие показатели кистевой динамометрии (сравнительно с данными прошлых десятилетий), причем, у учащихся ПУ они существенно ниже, чем у школьников.

Сравнение между учащимися ПУ, осваивающими разные профессии, в динамике трехлетнего обучения не выявило достоверных различий: у юношей, представителей будущих профессий операторов ЭВМ и автослесарей, и у девушек, будущих швейников и бухгалтеров, ведущим отклонением в физическом развитии являлся дефицит массы тела. Однако, девушки, осваивающие профессию бухгалтера, демонстрируют несколько лучшее физическое развитие, чем швейники.

Разработанные на полученном материале возрастно-половые нормативы физического развития, полового созревания и кистевой динамометрии по подросткам 15-17 лет, направлены на оптимизацию профилактической и оздоровительной работы медицинского персонала школ и поликлиник г. Москвы.



Пред. статья След. статья
<